С. Кралов
Название: После аукциона
Автор: С. Кралов
Бета: Б.Сокрова, f-lempi
Размер: мини (около 1800 слов)
Рейтинг: PG-13
Тип: джен
Жанр: драма, кроссовер, детектив, нуар
Герои: Лобелия Саквиль-Бэггинс, Бильбо Бэггинс, Отто Саквиль-Бэггинс, НМП, НЖП
Аннотация: В Хоббитоне происходит убийство. Свидетелей нет...
Предупреждения: AU, OOC, смерть персонажа
Примечания: 1. Действие происходит во время последней главы книги «Хоббит».
2. Кроссовер осуществлен с циклом Жоржа Сименона о комиссаре Мегрэ.
3. Ведмат — название месяца, соответствующее июлю-августу.
4. Текст написан на игре БПВ-4 по заданию "Тема Ноября — герой не уполз".

После аукциона


Я эти два года провел не в игре —
Имел я контакт с комиссаром Мегрэ.

Ю. Энтин.

— Ну скажите, за что вы все-таки его убили?
— За шляпу, — ответил Фима.

М. Веллер.


Глава I


Дождь лил как из ведра. Возле норки Саквиль-Бэггинсов толпился народ. Хоббиты бурно дискутировали, пытались заглянуть в окно или через дверь уговорить хозяина открыть им. Но хозяин, Отто Саквиль-Бэггинс, заявил, что откроет только шерифу или, на худой конец, одному из помощников шерифа.
Между тем разговоры продолжались:
— Я только подошел. Вы не подскажете, что здесь случилось?
— У Саквиль-Бэггинса жену убили!
— Это Лобелию-то? Так ее зовут... простите, звали?
— Ага.
— Давненько у нас убийств не было... Не к добру все это!
Внезапно послышались крики:
— Разойтись! Помощник шерифа идет!
Толпа раздалась, и к двери протиснулся Ведмат Гудбади, помощник шерифа Хоббитона по уголовным делам, высокий и полноватый хоббит в сером плаще и широкополой шляпе с трубкой в зубах. Он выдохнул изо рта дым, постучал по косяку, громко представился. Щелкнул засов, Гудбади протиснулся внутрь.
Отто Саквиль-Бэггинс, не поднимая глаз, проводил Гудбади в гостиную. Ведмат снял плащ и осмотрелся. У стены лежала женщина, на груди ее расплывалось большое пятно крови. Пальцы на левой руке убитой были поджаты, будто бы она что-то держала, но ладонь пустовала. Правой рукой женщина тянулась к зонтику, стоящему в углу. Видимо, хотела защитится от убийцы, но не успела.
Гудбади обошел тело и вернулся назад, немного постоял, потом провел ладонью по лицу, вышел из гостиной и позвал хозяина. Пришло время для допроса свидетелей.

Отто Саквиль-Бэггинс изо всех сил старался не показывать свое горе, и у него действительно неплохо получалось. Он вполне спокойно рассказал, что сегодня ушел из дома рано, а когда вернулся, застал жену умирающей. Но Лобелия, к сожалению, так и не успела ничего передать мужу и скончалась.
— А вот это уже интересно, — заключил Гудбади. — Рана у вашей жены очень глубокая, от такой умирают очень быстро.
— И что вы хотите этим сказать? — Саквиль-Бэггинс терял терпение.
— Я хочу сказать, что вы застали свою жену практически в момент убийства. А убийца как-то незаметно проскользнул мимо вас...
— Вы на что намекаете?
— Ни на что. Я не верю, что убийца — вы. Возможно, это какой-нибудь вор высшей квалификации, которому скрыться — раз плюнуть. Кстати о ворах, у вас после убийства в доме ничего не пропадало?
— Кто его знает? Я не проверял, мне не до того было.
— А проверить не мешало бы. Это могло бы прояснить некоторые обстоятельства дела.
— В смысле?
— Если что-то пропало, возможно, убийство совершено с целью ограбления.
— Хорошо. Давайте я сегодня все вещи в доме пересчитаю. А вы приходите завтра на рассвете, я вам сообщу, что получилось.
— Договорились. Последний вопрос: может, вы посоветуете, кого мне допросить после вас в первую очередь?
— Спросите нашего соседа и дальнего родственника — Бильбо Бэггинса. Я его из окна видел здесь же, в толпе.
— Большое спасибо, господин Саквиль-Бэггинс. До завтра.
Гудбади вышел из норки и громким голосом позвал для беседы Бильбо Бэггинса. Тот откликнулся сразу же и пригласил помощника шерифа к себе домой. Гудбади согласился, и оба, накрывшись плащами, заспешили к соседней норке.
Бэггинс оказался очень гостеприимным хозяином. Он усадил Гудбади у камина, разрешил ему курить трубку и налил чаю.
— Благодарю, — Гудбади отхлебнул из чашки. — Вы извините, но первый вопрос хочу задать вам не по делу. Что это у вас за кинжал висит над камином? Просто я интересуюсь оружием, такого никогда не видел.
— Это клинок эльфийской работы, — с готовностью пояснил Бэггинс. — Но рассказывать, откуда он у меня, я не буду. Это займет слишком много времени.
— Тогда сразу перейдем к делу. Вы сегодня ничего необычного не видели? Может быть, заметили, как убийца выбегает из дома ваших соседей, или еще что-то?
— Боюсь, что нет. Я сегодня весь день с бумагами разбирался. А потом уже начался переполох, у Саквиль-Бэггинсов толпа собралась, говорят, Лобелию зарезали. Я тогда все бросил и пришел поддержать соседа и родственника.
— А что за бумаги, если не секрет?
— Так уж случилось, что они косвенно связаны с убитой и ее мужем.
— Да вы что? Интересно!
— Понимаете, я не так давно попал в щекотливое положение. Я отправился в путешествие, никому об этом не сказал, в итоге меня признали пропавшим без вести, а мое имущество решили распродать на аукционе.
— А, точно. Слышал я об этом аукционе. У меня жена собиралась там чего-нибудь прикупить, но когда пришла, все уже прикрыли.
— Это потому что я вернулся. А теперь мне приходится возвращать имущество назад: или по суду, или заново его покупать. Вот с этими бумагами и возился.
— А как убитая связана с аукционом?
— Я не рассказал? Простите, простите. Саквиль-Бэггинсы хотели на том же самом аукционе купить мою норку. А когда у них не получилось, наши отношения совсем испортились. Но теперь, когда Лобелию убили, мне очень жаль бедного Отто.
— Верю. Ну что ж, мне пока спросить у вас нечего. Нужно найти еще свидетелей. До свидания, господин Бэггинс, с вами было приятно иметь дело.
— До свидания, господин помощник шерифа. Если я вам еще понадоблюсь, найдете меня здесь. Я редко выхожу из дома. Теперь.

Глава II


Вечером Ведмат Гудбади вернулся домой. Его жена Матрикария вышла на порог с графином грушевой настойки.
— Привет, — улыбнулся Ведмат. — А что, сегодня праздник?
— Привет, — ответила Матрекария. — Я все узнала про твое новое дело. И я помню, что при расследовании убийств ты предпочитаешь именно грушевую.
— Все-то ты помнишь. Молодец. Тебе бы со мной в паре работать, мы бы любые преступления в два раза быстрее раскрывали.
— Да ладно тебе, не шути.
— А я и не шучу.
— Ты скажи лучше, уже понял, кто убил бедняжку Лобелию?
— Пока нет.
— Значит, опять будешь всю ночь сидеть и думать?
— Значит, опять.
— Ну хорошо, как надумаешь — сразу ложись.
— Так точно...
Матрикария ушла в спальню, а Ведмат сел в кресло и стал перебирать все известные ему факты о Лобелии Саквиль-Бэггинс. Ему отчего-то показалось, что убийство может быть связано с аукционом. Если покупка норки на аукционе сорвалась, Лобелия этого так не оставила, поскольку характер у нее был тяжелый. И тогда она... Действительно, что она могла сделать? Что могло привести ее к смерти? Непонятно. А вдруг дело вовсе не в аукционе? Просто семейная ссора? За размышлениями незаметно понижался уровень настойки в графине и объем табака в кисете.
Так Ведмат досидел до глубокой ночи. Когда, как ему показалось, он уже достаточно хорошо изучил убиенную Лобелию Саквиль-Бэггинс, Ведмат поднялся, осушил еще одну рюмку грушевой настойки и отправился в спальню. Перед сном он выглянул в окно и улыбнулся: дождь закончился.

Гудбади поднялся рано утром, хотя совершенно не выспался. Но ничего не поделаешь, таков был уговор с мужем убитой. Отто ждал шерифа на пороге.
— Рад вас видеть. А у меня интересные новости, — Саквиль-Бэггинс не позволял себе улыбнуться, но по глазам легко угадывалось, что он очень доволен.
— Приветствую. Ну что ж, поделитесь со мной, — Гудбади закурил.
— Я пересчитал все предметы в доме. У нас пропали серебряные ложечки.
— Так-так.
— Значит, убийство с целью ограбления?
— Возможно.
— Балрог вас подери! Мы не для того содержим вас и вашего начальника на свои кровные деньги, чтобы вы строили предположения! Вы должны ловить преступников!
— Значит, ложечки...
— Вы меня вообще слушаете?
— А?
— Тьфу! Не помощник шерифа, а наказание!
— Господин Саквиль-Бэггинс, если бы вы поменьше кричали, я бы быстрее сообразил, что к чему. Тем самым я бы быстрее выполнил бы свои обязанности перед теми, кто содержит меня на свои кровные деньги.
— Извините. Так, выходит, вы поняли, кто убийца?
— Я почти уверен.
— Так скажите!
— Мне осталось проверить всего одно обстоятельство. Если оно окажется верным, вы и сами все очень быстро узнаете.
— Нет! Подождите! Вы обязаны...
Гудбади вежливо поклонился и пошел прочь от норы Саквиль-Бэггинсов. Теперь, когда преступник известен, лучше уже никого не выслушивать, а задержать убийцу, пока тот не выкинул чего-нибудь еще.

Глава III


Бильбо Бэггинс открыл дверь с улыбкой:
— О, господин помощник шерифа! Снова решили ко мне заглянуть? Вы проходите, присаживайтесь, я сейчас поставлю чайник.
— Спасибо, чаю не надо, — покачал головой Гудбади.
— Ну, как хотите.
Бэггинс и Гудбади сели, как вчера, рядом у камина. Ведмат выдержал небольшую паузу и, когда Бильбо уже начал волноваться, заговорил:
— Вы оригинальный человек, господин Бэггинс. Сотрудничать с помощником шерифа и раскрыть ему свои мотивы, чтобы отвести от себя подозрения, — нестандартный ход. Вы ведь сами завели разговор об аукционе, я на этом не настаивал. Вы рассказали мне, с какими бумагами возитесь, хотя могли бы мне легко соврать, и я бы поверил.
— Я не понимаю, о чем речь! — встревожился Бэггинс.
— Отлично понимаете. Вы же озабочены тем, чтобы ваша собственность, утраченная в результате аукциона, вернулась к вам. А Лобелия Саквиль-Бэггинс вроде как не получила на аукционе того, чего хотела, то есть вашу норку. Но как мне удалось выяснить благодаря многочисленным свидетельским показаниям, характер у вашей родственницы был довольно тяжелый. Когда покупка норки сорвалась, она решила любым способом отыграться. Поэтому она все-таки завладела какой-то вашей собственностью, пусть и небольшой, но милой вашему сердцу. Следовательно, вы хотели вернуть причитающееся вам не только от тех, кто купил вашу мебель, но и от нее.
Бильбо только развел руками.
— Итак, вчера вы пришли к Лобелии решительно требовать своего. Скорее всего, не первый раз. Только на этот раз прихватили свой эльфийский клинок. Видимо, чтобы чувствовать себя увереннее. Оружие часто придает уверенности. Не так ли?
Бэггинс не ответил. Он молча смерил шерифа холодным взглядом.
— А госпожа Саквиль-Бэггинс, как обычно, заявила, что ничего вам не вернет. И, видимо, специально, чтобы подразнить вас, принесла и показала вам серебряные ложечки. В этом и была ее роковая ошибка.
— Какие еще ложки?! — воскликнул Бэггинс.
— Ваши. Ложечки, которые достались убитой после аукциона, и которыми она вчера днем трясла перед самым вашим носом, похваляясь, что никогда их вам не отдаст. Ложечки, из-за которых у вас помрачился разум, и вы закололи свою родственницу. Ложечки, которые я постараюсь найти, и уверен, что обязательно найду в вашей норке.
— Вы ничего не докажете! — выдавил из себя Бильбо.
— Да полно вам! Я не могу объяснить только одного: почему муж убитой не застал вас на месте преступления? Вам бы совершенно точно не хватило времени сбежать из норки до его прихода. Впрочем, улик против вас достаточно и без свидетельских показаний. Так что, по всей видимости...
Гудбади не успел договорить: Бэггинс что-то вытащил из кармана, резко завел руки за спину и исчез. Ведмат не мог поверить своим глазам. В его долгой карьере таких случаев еще никогда не было.

Гудбади вернулся домой глубоко за полночь. Он молча выпил рюмку грушевой настойки, сел в кресло, закурил трубку, и, покосившись на встревоженную жену, сказал:
— Безнадежное дело.
— Так и не выяснил, кто убийца? — Матрикария подошла к Ведмату и положила руку на его плечо. — Так скоро выяснишь. Ты и не такие дела распутывал.
— Я уже во всем разобрался. Убийца — Бильбо Бэггинс.
— Вот тебе на! А что ж тогда не так?
— Я не смог его арестовать.
— Он сам закололся? Или повесился?
— Он исчез.
— В смысле сбежал?
— Нет. Он сидел передо мной и растворился в воздухе. Я не отворачивался, я даже не моргнул. Я видел, как он пропадает...
— Ничего себе!
— Мы с добровольцами зашли в каждый дом. Прочесали лес. Никаких следов. Он явно и с места убийства сбежал тем же способом. Но как? Здесь явно что-то нечисто...
— Ложись-ка спать. Завтра легче будет.
— Да, пожалуй...
И вот уже через полчаса Ведмат, умиротворенный еще двумя рюмками грушевой настойки, лежал в кровати. Он бы давно заснул, только на душе было неспокойно. Ведмат не любил, когда обстоятельства дела ясны, а виновный избежал наказания. Хорошо еще, что такие дела встречались крайне редко.

С самого начала игры я подумывал написать фанфик о том, как Лобели ворует ложки у Бильбо. Но ничего не получилось ни на первый, ни на четвертый этап. В итоге Лобелия надоела мне хуже горькой редьки, и я решил с ней покончить. А поскольку за это лето я прочитал около пятнадцати книг Жоржа Сименона, убиство получилось именно в в стиле детективного цикла о комиссаре Мегрэ.
Большинство читателей хорошо отозвались о тексте с художественной точки зрения, однако сетовали, что сюжет простоват для детектива. Впрочем, произведения Жорж Сименона — это в большей степени криминальные романы, а не детективы, так что претензия незначительная.
Я ценю этот текст прежде всего за оригинальный способ избавления от надоевших персонажей. Это мой самый длинный текст на игре, хотя по сюжету он довольно проходной. Писать было трудно, а подбирать эпиграфы — как всегда легко.

@темы: С. Кралов на БПВ-4