С. Кралов
Моим первым фандомом можно назвать комиксы вселенной "Марвел" (увлекаюсь ими еще с начальной школы). Но фанфиков по этому фандому у меня катастрофически мало. Надо исправляться, ведь первая любовь не проходит. Итак, представляю дорогим читателям на суд...

Российские суперсолдаты


Тихий летний вечер тысяча девятьсот девяносто девятого года. В квартиру известного московского экстрасенса Лайнии Крыловой позвонил мужчина средних лет в военной форме. Хозяйка долго рассматривала гостя через глазок, потом решилась открыть дверь на цепочке:
— Что вам нужно, мужчина?
— Привет, Лена! — гость улыбнулся, насколько ему позволил чудовищный шрам, пересекавший наискосок все лицо.
— Мужчина, мы с вами на брудершафт не пили!
— А нам этого и не надо. Мы и так на «ты». Всю жизнь.
— Что вы себе позволяете?
— Сестра, брось ты свои книжки для просветлённых. Память у тебя и так девичья, а с такого рода... литературой... уже совсем, видать, отказала?
— Коля? — охнула Лайния.
— Не узнала? Богатым буду? — улыбнулся Николай.
— Коля, где ты пропадал столько лет? — Лайния бросилась ему на шею. — Что со всеми нашими? Что у тебя с лицом?
— Я все расскажу. Но не в прихожей, наверное.
— Да, да, конечно. Проходи на кухню. А я чайник поставлю.

Спустя некоторое время близнецы сидели друг напротив друга за столом с полными горячими кружками. Николай размешивал сахар и неторопливо рассказывал о своей жизни после того, как в девяносто первом команда «Советские Суперсолдаты» канула в лету вместе с СССР:
— Вот ты говоришь, что я пропадал много лет. На самом деле пропали вы, трое. Я только недавно стал узнавать, где вы и что с вами приключилось. Но об этом позже, сейчас речь обо мне. Итак, вы из команды ушли, а я остался служить... Не могу сказать, что служить Родине, Родины в том понимании сейчас нет. Я остался служить в Москве, так будет точнее всего. Первые года два было очень плохо, того и гляди грозились уволить из-за прошлого... сама понимаешь, какого. Спасло то, что я знал многих американских героев, помогал, так сказать, налаживать контакт. Ну, потом легче стало. Приметил меня сначала Александр Васильевич, потом Александр Иванович, потом Сергей Владимирович, ну и, наконец, новый директор... сама понимаешь, чего. Я его фамилию еще не разучил, начинается на «п». Да и все равно. Он как мы с тобой, на международном поприще служил. Из Ленинграда он... то есть Питера, конечно. Ну, вроде все, что хотел, рассказал.
— А что с лицом? — осторожно спросила Лайния.
— Чечня. Подбили сразу из двух гранатометов, сволочи. А ведь уже почти мир подписали! Ну ничего, скоро мы им покажем!
— Ты воевал в Чечне? Бедный!
— Ну, не то, чтобы воевал. Я обеспечивал охрану Александру Ивановичу, когда он с Масхадовым в Хасавьюрте мир подписывал. Эх, вернуться бы назад во времени и открутить Масхадову голову! Ну, поживем — увидим. Может быть, даже во времени перемещаться не придется...
— Слушай... а почему ты меня проведать не зашел? Не звонил даже? Я бы, может, помогла, чем смогла?
— Как говорится, извини, служба.
— Ладно. Я вон не лучше, тоже никому из наших не звонила, ни с кем не встречалась. А ты говорил, что знаешь. Ну и как там они?
— Кто?
— Хотя бы Дима с Мишей.
— Дима твой продал Родину и уехал в Штаты.
— Как продал Родину?
— Ну, не Родину, а костюм свой бронированный. В американскую фирму «Старк Индастриз», она чем-то похожим занимается. Говорят, не за такие уж и большие деньги продал, но живет теперь безбедно.
— Ничего себе! Я от него не ожидала!
— Правильно мы говорили на футболе: «Кто болеет за «Динамо»...»
— Не надо, я помню, помню.
— Я имею в виду, что внутреннего стержня в нем нет, не может и не хочет быть верным стране до конца, вот почему «не прямо».
— Знаешь, я тоже удивилась, когда в команду взяли человека с фамилией Бухарин. Николая Ивановича к тому моменту не еще реабилитировали...
— Да стукач он был в нашей команде! Или блатной. Или и то, и другое вместе. Да, скорее всего, именно так.
— Ой, тогда точно хватит о нем. Что с Мишей?
— Плохо. Почти спился. Сначала, когда стали армию сокращать, уволили в запас. Был майор, теперь подполковник. Он пошел работать на оборонный завод, но завод приватизировали и закрыли. Он связался с бандитами, на стрелках превращался в медведя, на конкурентов действовало безотказно. Но бандитский век недолог, пахана мишиного замочили, коллег — повязали. Миша залег на дно и начал потихоньку пропивать добытые барыши. Две трети пропил, наверное. С ним сейчас работают, может, еще выведут из запоя.
— Я могу помочь!
— Закодировать? Ты же у нас экстрасенс теперь!
— В каком смысле «теперь»? Я с рождения экстрасенс, как и ты. Каждый мутант может считаться экстрасенсом, разве нет?
— Пытаешься оправдаться, что обманываешь лохов?
— Я не обманываю!
— Да ладно, винить тебя не стоит. Каждый зарабатывает, как умеет, особенно в наше время — дикий капитализм. Просто я неплохо знаю твои способности, поэтому знаю, что, например, заряжать воду твоей темной энергией нельзя. То есть когда ты говоришь о зарядке, ты, извини, заливаешь.
— Стоп, откуда ты знаешь про воду?
— Я все про тебя знаю. Пусть не так давно, зато все.
— Да? А я хотела тебе рассказывать.
— Значит, не надо.
— А откуда ты все узнал? Ты все эти годы за мной следил?
— Да нет, мне из компетентных органов сообщили. Пару месяцев назад ничего не знал, теперь все знаю. И про тебя, и про Диму с Мишей.
— Я чувствую: что-то происходит. Но что именно, не понимаю.
— Сейчас объясню. Я, собственно, за этим к тебе и пришел...

Николай говорил довольно долго, Лайния смотрела на него во все глаза. Когда он закончил, голос ее зазвучал совсем тихо:
— Ты хочешь сказать, что «Советские Суперсолдаты» снова в деле?
— Не советские, — поправил ее Николай, — а российские. Вон у меня даже костюм сменился, на груди вместо серпа и молота — Георгий Победоносец, а плащ прикрепляется к спине золотыми орлиными головами.
— А в руках что?
— В руках — ничего. Скипетром и державой драться было бы смешно, копьем и щитом — неудобно. Взял бы АКМ, но это не по-супергеройски.
— И мне костюм переделывать?
— Зачем? Звезда и звезда, какая разница.
— А прозвища?
— Что прозвища?
— Переделывать?
— Опять-таки зачем? Я вот был в авангарде пятилетки, в авангарде перестройки, теперь тоже буду в авангарде. Пока не знаю, чего.
— Ну, хорошо. Кто с нами?
— Я и ты. И Миша, если выйдет из запоя. И кого-нибудь на место Димы пришлют, наверное, для полного комплекта.
— А если я откажусь?
— Ради бизнеса?
— Например.
— Деньги иметь — хорошо, а служить Родине — почетно.
— Сказал прямо как на пионерской линейке.
— Ну и что? Плохо, что ли?
— Нет... Просто столько за один вечер на голову свалилось... Надо нам перейти к чему-нибудь покрепче чая.
— Согласен. Но немного. Завтра на службу.
— Уже завтра?
— А как иначе? Вон в Чечне уже вопрос стоит остро, скоро будем решать. И, глядишь, во второй раз не облажаемся!

Комментарии:
— Основной состав команды супергероев, придуманных компанией «Марвел», «Советские Суперсолдаты» — четыре человека:
- Авангард (Николай Крылов, герой, который сражался серпом и молотом),
- Темная Звезда (Лайния Петрова-Крылова, сестра-близнец Авангарда),
- Красное Динамо (на самом деле «Красный Динамит» Дмитрий Бухарин, герой в бронированном костюме наподобие Железного Человека),
- Майор Урса (Михаил Урсус, оборачивается медведем).
— Александр Васильевич — генерал Коржаков, начальник охраны Ельцина, Александр Иванович — генерал Лебедь, действительно подписавший в Хасавьюрте мир с Чечней, чем завершил Первую Чеченскую войну. Сергей Владимирович — Степашин, в 90-е был главой нескольких министерств. Новый директор сами-знаете-чего с фамилией на букву «п» — сами знаете кто.
— Аслан Масхадов — президент самопровозглашенной Чеченской Республики Ичкерия. Пророчество Авангарда сбылось, Масхадов был ликвидирован в 2005-ом. А начали решать чеченский вопрос во второй раз действительно во второй половине 1999-ого.
— Сюжет навеян автору любовью к политическим обзорам и фильмом «Хранители», хотя он и от другой комиксовой компании.
— Авангард, как военный, болеет за ЦСКА.